Представляем Вашему вниманию интервью руководителя следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Республике Хакасия Вячеслава Росщупкина газете "Хакасия" – «У следователей нелегкий труд», приуроченное к празднованию Дня сотрудника органов следствия Российской Федерации


Руководитель следственного управления СКР по Хакасии генерал-майор юстиции Вячеслав Росщупкин рассказал о специфике своей профессии в эксклюзивном интервью журналисту газеты «Хакасия».

— Вячеслав Ильич, вы встали во главе следственного управления в январе этого года, приехав в Хакасию из Алтайского края. Меняете ли подходы в работе коллектива?— В Хакасии, как и любом другом регионе, работа следственного управления строится исключительно на соблюдении норм Уголовно-процессуального кодекса, Конституции Российской Федерации, на выполнении требований наших ведомственных приказов по организации, проведению доследственных проверок и по расследованию преступлений. При этом в каждом ведомстве существуют единые оценки эффективности деятельности. Различия или особенности связаны в основном с размером той или иной территории, количеством населения, а также штатной численностью структуры СКР. Поэтому говорить о новизне подходов в работе в связи со сменой руководства не приходится. Что касается коллектива, которым я полгода руковожу, то в целом он работоспособный, оперативные сотрудники, в основном, опытные, добросовестные, профессионалы своего дела. Вместе с тем некоторые организационные меры, направленные на повышение эффективности работы, устранение имеющихся недостатков, конечно, приняты были.

— По каким ключевым показателям оцениваете деятельность возглавляемого вами ведомства?— Есть три основных критерия, по которым судят о деятельности следственного управления: качество, оперативность и эффективность. По этим показателям работу нашего коллектива в целом можно оценить как удовлетворительную. Однако справедливости ради нужно отметить, что имеются и серьёзные недостатки и замечания со стороны центрального аппарата СКР, над устранением которых вместе со всем коллективом мы сейчас успешно работаем.

— Велика ли сейчас нагрузка на следователей? И как у вас обстоят дела с кадрами?— За все периоды моей служебной практики — а это уже более 25 лет — нагрузка на следователей (сначала прокуратуры, затем Следственного комитета) всегда оставалась высокой. Та же картина наблюдается и сейчас. В первом полугодии этого года в производстве у одного следователя СУ СКР по Хакасии находилось в среднем 8,1 уголовных дела в месяц, из них каждые полтора были окончены производством. Не надо забывать и про работу по заявлениям, сообщениям, а также о проведении доследственных проверок (по 9,2 материала на одного сотрудника в месяц). В сумме нагрузка получается довольно серьёзная — по 17,5 материала дел на 22 рабочих дня. Помимо этого, каждый следователь, работающий в структуре Следственного комитета, осуществляет круглосуточные, ежемесячные дежурства по территориям (с выездами в составе оперативных групп на места происшествий).

— У следователей нелёгкий хлеб...— Это действительно так. Нагрузка и в физическом, и в эмоциональном плане очень велика. Следователю постоянно приходится сталкиваться, вступать в контакт с не самой лучшей частью населения, видеть кровь, слёзы и горе людей. Но, несмотря на все сложности, наши сотрудники успешно справляются с поставленными задачами, показывают достойные результаты служебной деятельности.Положение с кадрами в управлении, считаю, стабильное. Удельный вес вновь принятых на службу — порядка 10 процентов. Одни сотрудники переводятся в другие структуры, с перспективой служебного роста, другие уходят на пенсию. У нас есть резерв, который мы формируем из молодых специалистов, окончивших вузы.

— Желающих попасть к вам достаточно?— Вполне, отделу кадров скучать не приходится. В основном приходят выпускники юридического факультета ХГУ. Также к нам поступают сотрудники, получившие образование в Томском госуниверситете и уже поработавшие в родственных правоохранительных структурах (например, в полиции). Для них работа в Следственном комитете — это карьерный рост, естественная ступенька роста.
Когда новичок проходит к нам на стажировку, мы закрепляем за ним наставника и первые полгода внимательно отслеживаем и оцениваем деятельность этого сотрудника. И если он показал, что справляется с нагрузкой, брака в работе нет, нигде не проявил себя с отрицательной стороны, проводим аттестацию и принимаем на службу.

— Оказывал ли кто-нибудь давление на следствие?— Скажу честно: лично меня на протяжении всех долгих лет службы никто ни о чём не просил и не пытался воздействовать на исход того или иного дела. За те полгода, что работаю в Хакасии, ситуация не изменилась.

— Часто появляются сообщения о совершении преступлений в отношении половой неприкосновенности несовершеннолетних. Насколько сложно такие дела расследовать?— Как правило, любое преступление (убийство, изнасилование, получение взятки и рядовая кража) совершается тайно, при отсутствии очевидцев. Поэтому работа следователей всегда сопряжена с определёнными трудностями в расследовании и доказывании вины. Нельзя не учитывать и возрастающую роль защитников обвиняемых, которые исправно отрабатывают свой хлеб (зачастую, к сожалению, не совсем законными методами), также создавая определённые трудности следствию.Безусловно, играет роль и личность самих потерпевших. Когда это ребёнок, который не может чётко воспроизвести обстоятельства преступления, дату, время и другие важные для доказывания моменты — возникают дополнительные сложности в расследовании. Это и особый порядок производства следственных действий с участием несовершеннолетних, обязательное применение криминалистической техники (видеокамеры), присутствие на следственных действиях законного представителя, педагога.Тем не менее мы успешно справляемся с расследованием таких преступлений. Только с начала этого года было окончено производством 42 уголовных дела по статьям УК РФ «Изнасилование», «Насильственные действия сексуального характера» и «Развратные действия». По итогам органом следствия принимаются меры по устранению причин и условий, способствовавших совершению преступлений.

— Следственный комитет наряду с другими ведомствами ведёт борьбу с коррупцией. Какие меры предпринимаются для повышения эффективности этой деятельности?— Без тесного взаимодействия с другими правоохранительными органами успешно вести борьбу в этом направлении невозможно. Дело в том, что в структуре Следственного комитета нет служб, которые предусмотрены законом об оперативно-разыскной деятельности. Такие имеются в двух структурах — МВД и ФСБ, с которыми мы тесно сотрудничаем. Формы взаимодействия разные: создаём межведомственные группы, заключаем соглашения, встречаемся на совместных (расширенных) коллегиях в МВД, ФСБ, прокуратуре, следственном управлении. Решаем наболевшие вопросы.Разумеется, взаимодействие эффективно лишь при условии, если выявляемые преступления будут надлежаще оформляться следователями в процессуальных документах. Когда же на стадии сбора оперативных материалов допускаются какие-то нарушения, которые приходится потом устранять следственным путём, то вся эта цепочка (от возбуждения уголовного дела до вынесения приговора в суде) даёт сбой, и весь процесс тормозится.Впрочем, пока никаких нареканий в адрес сотрудников оперативных служб Хакасии я высказать не могу. Так, благодаря их умелым действиям, за первое полугодие в адрес следственного управления было направлено 50 материалов и сообщений о коррупционных преступлениях, по которым возбуждено 29 уголовных дел.

— Вы лично проводите приёмы граждан. Какие вопросы перед вами ставятся чаще всего?— В основном это жалобы на нерасторопность, неправильность ведения следственных действий со стороны фигурантов дел либо их родственников. В каждом случае разбираемся, внимательно выслушиваем доводы, разъясняем, принимаем меры.

— Что более всего вспоминаете из своей профессиональной практики?— Скорее всего раскрытие и расследование уголовных дел по преступлениям, совершённым в прошлые годы. За время работы в следствии случалось всякое. К примеру, злоумышленник так искусно замаскируется, спрячет концы в воду, что доказать его вину бывало очень сложно. Некоторые преступления много лет оставались нераскрытыми. Сейчас в арсенале следователей-криминалистов имеется самое разнообразное оборудование, наука шагнула далеко вперёд, давая возможность провести, в том числе, геномоскопические экспертизы и установить личность преступника по самым мельчайшим следам.

— Сколько времени занимает ваш рабочий день и как относится к этому ваша семья?— В общем-то у меня обычная судьба: женат, дети взрослые, живут отдельно, есть внук. Пока в Хакасию я приехал один, снимаю квартиру. Официально мой рабочий день начинается в 9 часов утра, заканчивается в 18. Ухожу, как правило, позже, к тому же и выходные приходится прихватывать. К такому режиму привык. Раньше увлекался рыбалкой, на охоту хватало времени. А сейчас, особенно последние полгода, заниматься приходится исключительно работой.

— Вячеслав Ильич, что бы вы хотели пожелать своим коллегам в День сотрудника следственных органов?— Наш коллектив состоит из 104 человек, из них 96 — оперативные сотрудники, в том числе 40 женщин. 13 сотрудниц — следователи, пять — на руководящих должностях. Понятно, что вся непростая специфика нашей профессии, о которой уже шла речь, «бьёт», в первую очередь, по представительницам слабого пола. Причиной тому — высокая нагрузка не только физическая, но и моральная, ведь каждая женщина-следователь, кроме выполнения служебных обязанностей, должна ещё содержать свой домашний очаг, быть крепким тылом для мужа, оберегать и воспитывать детей. Поэтому свои поздравления и слова благодарности в первую очередь адресую женской части коллектива.А в целом хочу пожелать нашим сотрудникам более размеренной работы, стабильности, чтобы служба всегда приносила удовлетворение. Крепкого здоровья всем, успехов, семейного благополучия!

Наша справка

Росщупкин Вячеслав Ильич окончил сельскохозяйственный институт в Новосибирске, Алтайский государственный университет (юридический факультет).
С 1991 года работал в органах прокуратуры Алтайского края и города Барнаула.
С 7 сентября 2007 года по декабрь 2016 года занимал должность первого заместителя руководителя следственного управления Следственного комитета РФ по Алтайскому краю.
Награждён нагрудным знаком «Почётный работник прокуратуры Российской Федерации», медалями «За безупречную службу» I, II, III степени и многими памятными медалями.

Беседовала Тамара КИРИЧЕНКО